Бармен отвечает: Антон Калачинский

Очередной герой нашей рубрики «Бармен отвечает» — Антон Калачинский, бармен в одном из ирландских пабов Минска. Антон — один из тех, кто встал за стойку после того, как некоторое время поработал официантом, поэтому у него особенный взгляд на профессию и различные ее аспекты.

 

— Антон, расскажи, когда и почему ты решил стать барменом?

— Я приехал в Минск из Солигорска, и в свободное от учебы время решил подрабатывать официантом — более-менее гибкий график, интересная работа. Правда, пришлось начинать с помощника официанта, поскольку ничего не умел и опыта не было. И с самого начала своей работы я понял, что мне очень нравится профессия бармена — казалось, что это особая каста, близкая мне по духу. Но опять же, сложно было устроиться — не было опыта.  

— Говорят, многие заведения с удовольствием берут барменов без опыта?

— Возможно, но я хотел попасть сразу в какое-нибудь крутое, «качовое» заведение. И так получилось, что по учебе меня отправили на практику в мой родной город. На практику я решил не ходить, а вместо этого устроился в местный бар. Плюс, в свободное время читал специализированную литературу. Таким образом, приобрел базовые навыки, и главное, необходимый стаж работы. Дальше — дело техники.

— Ирландцы к вам заходят? Сравнивают ли ваше заведение с их тру-пабами?

— Ирландцы заходят, и говорят, мол, это очень круто, что вы здесь, в Минске, продвигаете ирландскую тему. А от их пабов наш отличается тем, что, во-первых, у нас курят, а во-вторых, есть официанты. В ирландских пабах нет официантов, только бармен, который и официант, и директор, и уборщик.

— А у тебя какое видение профессии? Кто для тебя авторитет?

— Авторитет для меня каждый бармен, потому что у каждого бармена я могу чему-то научиться. Что касается профессии, то бармен это многогранная личность — и ремесленник, и химик, и артист, и психолог.

— Лично тебе нравится, когда гости «подсаживаются на уши»?

— Честно говоря, роль психолога мне не всегда удается. У всех свои проблемы, и — да, я, конечно, выслушаю. Часто спрашивают совет или выход из какой-либо ситуации — а что я могу посоветовать, если и в ситуациях таких не бывал?... Но я не зря сказал, что бармен это еще и артист. Раздевалка — это наша гримерная, из которой мы выходим на сцену — за бар — и выступаем перед зрителями, нашими гостями.

— Кто для тебя идеальный гость?

— Каждый гость уникален. Приятно, когда люди разбираются в напитках, это самая простая тема для разговора, и в то же время, новый уровень общения: ты знаешь, о чем говорит гость, и он знает, что заказывает. Но бывают и очень простые гости, которые не особо понимают, что пьют, они не загоняются и радуют тебя своей простотой. Таким что ни сделай — все крутяк.

— Всегда интересно услышать ответ на вопрос: что ты сделаешь, если к тебе придет гость, выберет лучший виски и попросит смешать с колой?

— Мы решили, что хорошие напитки не подаем со льдом, колой или соком. Можем предложить гостю стакан воды, орехи  или имбирь. Естественно, это не распространяется на дешевые виски — по пятницам и субботам у нас играют кавер-бэнды и мы становимся практически клубом, тут людям не до синглмолтов, им нужна простая «виски-кола», и это нормально.

— Какие у тебя отношения с кухней?

— Кухня меня очень интересует, потому что многое в бар пришло из кухни и наоборот. Это две стихии, которые идут нога в ногу. Более того, шеф-повар может дать дельный совет или подсказать какие-то новые идеи для настоек.

— Часто их готовите?

— Да, но и часто менять стараемся, потому что людям надоедает. Вот сейчас была водка на копченом сыре и текила на какао-бобах.

— Если можно было бы собрать всех барменов или всех гостей в одном месте, а ты стоял на постаменте и у тебя была бы возможность быть услышанным — что бы ты сказал?

— В первую очередь, каждый бармен должен уважать другого бармена. Пусть кто-то готовит «виски-колу», а ты готовишь Sazerac — все равно нужно уважать друг друга. Во вторую очередь, иногда в каких-то заведениях я вижу чуть ли не заискивающее обслуживание, когда тебе показательно улыбаются и демонстрируют наигранную вежливость. Мне кажется, этого делать не нужно, и чем человек в общении проще, тем лучше.

От гостей хотелось бы адекватного отношения — не нужно, чтобы они смотрели на нас, как на икону, но и не нужно придираться, когда нет повода и у кого-то просто плохое настроение.

— Бармен становится все более уважаемой профессией, соответственно, уменьшается текучка кадров. А у официантов такая проблема есть. В то же время в западных странах нередко встречаются «олдовые» официанты, профессию уважают. По-твоему, почему у нас так?

— Просто в европейских странах есть такая вещь, как семейные заведения, в которых все работают от молодости до старости. У нас же официант — это временная профессия, которую рассматривают исключительно ради подработки, в большинстве случаев. Редкий официант хочет работать им всю жизнь, и гости, наверно, чувствуют такое отношение, соответственно, — зачем уважать профессию человека, если человек ее сам не очень жалует?

— А что должно произойти, чтобы изменилось отношение к профессии?

— Когда я работал официантом, то каждый день узнавал что-то новое, и мне было интересно. Но может, мне просто повезло с окружением, а у других рабочий день превращается в муку. Вот для барменов проходит множество разных семинаров, каких-то конкурсов. Может, следует делать что-то подобное для официантов?

Кстати, из бывших официантов получаются действительно классные бармены — это мое личное мнение. Те, кто поработал на разных позициях, очень хорошо знают всю кухню, в целом. Часто приходилось слышать, как бармены негативят на официантов и даже орут при каких-то «косяках», но тот, кто сам раньше работал официантом, делать этого не станет. И да, в нашем пабе, когда случается «запара» и официантов не хватает, мы легко можем выйти и обслужить несколько столиков. Гости, конечно, смотрят на это удивленно, но нам-то что? Корона не упадет.

Всем мир!